Интервью журналистам газеты «Мегаполис»

В последнее время проявился живой интерес Казахстанских СМИ к вопросам обсуждения проекта  Закона РК «О лотереях и лотерейной деятельности».  Это не может не радовать, так как обсуждение таких  Законов должно происходить не только в кулуарах  и рабочих группах Мажилиса Парламента РК, но и освещаться средствами массовой информации Казахстана. Нас спросили своё мнение, мы его выразили.

 

Ниже — текст беседы. Спрашивал Александр Тонкопрядченко. Отвечал — Генеральный директор ТОО «Лотос НС» — Лупачев Александр Павлович.

— Александр Павлович, насколько мне известно, старый Закон о лотереях был весьма несовершенен. И новый его проект, по идее, должен был устранить все эти недочеты?
— Это было бы возможно, если бы его разработкой занимались специалисты этого дела. Фактически же текст Закона спущен «сверху» и не является продуктом деятельности самих законотворцев.
Кстати, на официальном сайте агентства по спорту, курирующего с некоторых пор эту сферу деятельности, выложена старая редакция проекта Закона, которая в общем отвечает всем адекватным требованиям, но так и не пошла в парламент. А новую редакцию в инете почему-то не размещают, полагаю, для того, чтобы не было лишних вопросов и главное – реального обсуждения этого проекта.
Вкратце главный смысл нового законопроекта, на мой взгляд, – монополизация лотерейного рынка Казахстана максимум 2-3 компаниями и «распил» доходов от проведения лотерей между собой и… государством, в лице созданного им же некоего кэптивного фонда, —  организации, выполняющей государственные функции по распределению доходов от проведения лотерей этими 2-3 компаниями.
— Какие последствия для Казахстанского лотерейного рынка может принести принятие этого закона в нынешней редакции?
— Основные требования проекта Закона для вхождения на лотерейный рынок – внесение взноса в 100 000 МРП в качестве «стартового сбора» (это порядка миллиона долларов США). Затем безотзывные и не ограниченные по времени банковские гарантии на минимум 45 миллионов тенге и наличие оплаченного деньгами уставного фонда в размере 300 000 МРП – (порядка 3 миллионов долларов США). Понятно, что таких лотерейных компаний в РК сегодня просто нет!
— Так кто же тогда будет работать на лотерейном рынке РК?
Это вопрос! По смыслу и положениям ст.29 проекта Закона все лицензии, ранее полученные предприятиями и учреждениями, занимающимися организацией и проведением лотерей, станут не действительными.
То есть, предприятие работало-работало на законных основаниях, а потом – бах… спасибо – до свидания, здесь будут работать другие лица, а вы — вне Закона.
Мелкие лотерейные компании не в состоянии заплатить миллион долларов за право на старт в этой конкурентной гонке. У них просто нет таких денег – не заработали. Потому что, заработать такие деньги можно только в ИГОРНОМ бизнесе, так как только он способен дать такой размер прибыли для своих организаторов, ибо там совсем другая концепция проведения игр.
— Хорошо, а как же Закон о конкуренции и частном предпринимательстве в РК? Разве это не явные нарушения его духа и буквы?
— А никак. Там, где счет идет на миллиарды – Законы в РК нередко теряют свою силу. По замыслу устроителей этого действа его конечная цель — монополизация лотерейного рынка, сводится к банальному устранению конкуренции типа законными способами.
— Вы только что говорили, мол, лотерейная деятельность в нашей стране не приносит больших барышей. Даже на стартовый взнос у ее нынешних устроителей сегодня нет денег. А теперь завели речь о каких-то миллиардах… Откуда они возьмутся?
— Да ведь главная идея нового Закона – это легализация электронной видеолотереи или просто электронной лотереи, где фактически не будет бумажного лотерейного билета. И хотя по смыслу она, вроде бы и является некоей модернизированной версией лото, но, по сути – это аналогия как бы запрещенного ныне в стране игорного бизнеса.
Полагаю, что это вообще гениальная операция по захвату рынка лотерей в РК. Сначала – не замечать, как развиваются и расширяются сети нелегальной электронной лотереи и не делать никаких попыток их закрыть. А потом, когда этот лотерейный ритейл достигнет 3-4 тысяч точек, запретить законом их деятельность. Но в тоже время дать возможность некоего выбора бывшим агентам электронной лотереи: или вы работаете агентом такой же государственной лотереи за 10-15% от выручки или…. вообще не работаете.
Что остается делать частнику, который раньше вложился и купил терминал за 5000 $ и продавал пусть и не узаконенную еще тогда, но и не запрещенную лотерею? Конечно, соглашаться на эти условия и уже ЗАКОННО продавать «лотерейные билеты» в электронно-цифровой форме.
Тем самым, оператор государственной лотереи не тратит на оборудование 10-12 миллионов долларов и получает готовую сеть агентов практически бесплатно. Гениально!
— И сколько, на ваш взгляд, с этого креатива можно выручить?
— Предположим, что такой терминал электронной лотереи будет приносить 50-100 долларов в день среднего дохода. Умножьте на количество терминалов и количество дней в году. Получится около 10 миллиардов тенге в год. Отнимите 10% обязательных отчислений (по требованиям нового Закона) и 15% агентского вознаграждения, получите около 7,5 миллиардов налогооблагаемой базы. Минус КПН – 20%, останется порядка 6 миллиардов тенге. Вот такая цена вопроса. Я уверен, что только такой доход может заинтересовать нынешних потенциальных кандидатов на открывающиеся вакансии операторов принципиально новой Государственной лотереи. Ну не бумажную же мгновенную лотерею им продавать. Емкость этого рынка РК хоть и не полностью освоенного, составляет, по нашим данным, не более 700-900 миллионов тенге в год, при этом, затраты на изготовление и реализацию бумажных лотерейных билетов на порядок-другой выше.
Мы проанализировали текст и проекта Закона, и возможные последующие кардинальные изменения лотерейного Законодательства, и надеемся, что все же такая редакция не пройдет чтения ни в Мажилисе парламента, ни в Сенате. Думаю, что здравый смысл все-таки восторжествует.
— А если все же закон пройдет в той редакции, которая представлена для обсуждения?
— До окончания срока действия лицензии, согласно п.1 ст.29 проекта Закона, мы будем продавать свои лотереи, а их зарегистрировано 7 видов, после чего посчитаем все затраты на производство лотерейных билетов, которые на тот момент будут не реализованы и предъявим иск на возмещение государству по себестоимости этой продукции. Возможно, предъявим иск и по упущенной прибыли. Наберется минимум 90-95 миллионов тенге.
Если государство не признает иски, будем добиваться справедливости в международных судах. Хотя п.4 ст.43 Закона о «Частном предпринимательстве» однозначно трактует: …все убытки, понесенные субъектом частного предпринимательства, и иной вред, причиненный субъекту частного предпринимательства вследствие неправомерного воспрепятствования его предпринимательской деятельности, подлежат возмещению. Доказать же, что этот Закон неправомерен не составит особого труда, так как предмет спора будет налицо.
— Но, как, на ваш взгляд, будет в таком случае развиваться Государственная лотерея?
— Если пройдет такая концепция Закона? Трудно сказать, но, по-моему, очень даже динамично. В 2015-2017 годах будет планомерный рост дохода, полученного от электронной лотереи, процентов на 40-60 в год, а потом… потом случится повторение 2007 года, когда был запрещен игорный бизнес. Вернее, перенесен в отдаленные зоны, где он благополучно и работает по сию пору.
То есть, по тем же мотивам и причинам электронную лотерею либо запретят вообще, либо приравняют к игорному бизнесу и выпроводят туда же. Вообще, такие проекты могут работать максимум три-четыре года, после чего социальная напряженность достигнет максимума и «польется через край». Ведь нельзя не забывать, что за деньгами (налогами-доходами) стоят люди, их судьбы и материальное благополучие. Обычная лотерея – никогда не разоряет людей, в отличие от игорного бизнеса, к каковому явно тяготеет и электронное лото. Потому-то и доходы от той и другого просто несопоставимы. И если правители примут неправильное решение, то это хоть и увеличит, возможно, доходную часть бюджета, но сломает множество человеческих судеб. Может ли государство ради дополнительно взысканных сребреников пойти на такой шаг?
— Так, а что будет с национальным рынком лотерей?
А рынок лотерей, в широком понимании этого слова, будет просто деморализован*. Настолько, что в ближайшей перспективе восстановить его будет или очень трудно, или просто невозможно. Все зависит от властей и их действий. Возможно, в итоге и игорный бизнес вновь разрешат повсеместно, так как разницы то между ним и электронным лото в принципе нет. Но игорка помимо основных налогов давала еще и фиксированный (причем, не малый) доход в виде налога с каждого аппарата. А в электронной лотерее такого не будет.

* — в части того, что бумажная лотерея будет полностью вытеснена с рынка её электронным аналогом.

 

3 комментария к записи “Интервью журналистам газеты «Мегаполис»”

  1. Александр:

    Добавлю ещё один момент. Какая лотерея интереснее, бумажная или электронная? Время покажет. Мы — сторонники мгновенных классических лотерей, т.е. бумажных, где игрок сам может убедиться в наличии и размере выигрыша под защитным слоем. В этом есть «своя» романтика… А электронные лотереи хоть и являются продуктом «высоких» технологий, но… никогда не будут выступать в роли «подарка», так как электронный билет неосязаемый.

  2. Александр:

    Прошло 3 года… Лотерейный рынок РК монополизирован АО «Сатти Жулдыс», и никакой деятельности не ведется — рынок деморализован. Стоит заметить, что по сути… рынок отдали американской компании «Сантифик Геймс», которая не спешит вкладывать свои капиталы в развитие рынка и в запуск хоть каких нибудь лотерейных проектов. Посмотрим, что будет дальше…


Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.